Константин Ваческих залег на дно в Жуан-ле-Пене

Константин Ваческих залег на дно в Жуан-ле-Пене


Константин Ваческих залег на дно в Жуан-ле-Пене
Константин Ваческих залег на дно в Жуан-ле-Пене
Константин Ваческих залег на дно в Жуан-ле-Пене

Преступник живёт здесь припеваючи, с журналистами по телефону разговаривает. Успел обратить на себя внимание испанской полиции – дельца объявил в розыск Директорат Интерпола в Мадриде.

А ещё махинатор пишет с Лазурного берега заявления в ФССП о взыскании долга с Андрея Ерёмина, по которым ведётся активная работа, в частности, арест имущества и счетов. Здесь уже откровенный беспредел.

Но… для российской полиции и судей Вачевских бесследно пропал. Ни они, ни привлеченный ими к розыску Интерпол никак не могут найти следы мошенника, «залегшего на дно в Жуан-ле-Пен». Тактика мошенника проста. Во-первых, скрываясь от правосудия во Франции дождаться истечения срока давности по уголовному преследованию в отношение него, которое ведут через суды и правоохранительные органы по заявлению пострадавших от его проделок «Альфабанка» и группы «Северсталь». Михаил Фридман и Алексей Мордашов «стоят», согласно данным Forbes, на двоих около 30 миллиардов долларов, но деньги перед откровенным саботажем российских и зарубежных правоохранителей пока что бессильны. Во-вторых, наконец-то «отжать» у Ерёмина 10 миллионов долларов — жить и оплачивать своё безбедное и безопасное существование на Лазурном берегу дорого, деньги российского галерист мошеннику не помешают. В рамках этой части стратегии вымогательства в отношении Ерёмина его представитель Елисеева подала иск в Хабаровский краевой Суд в интересах Вачевских с требованием пересмотреть решение о признании расписки Ерёмина подделкой. Слушание будет проводить судья Хабаровского краевого суда Филоненко и пока нет никаких гарантий, что он поддержит решение своих хабаровских коллег, признавшись ранее в уголовном процессе расписку Ерёмина подделкой, а не примет сторону истца-мошенника. Смысл этого иска для Вачевских двойной: не столько подтвердить свои претензии на получение от Ерёмина денег, сколько приложить максимум усилий для дезавуирование собственной судимости по статье мошенничество в глазах прежде всего иммиграционных властей Франции, дабы всё же получить вожделенное гражданство Пятой Республики. Для достижения этой цели Вачевских не пожалеет ничего и никого.

Время от времени Вачевских через своих адвокатов пытается получить гражданство Франции, но власти республики отказывают ему в таком праве, справедливо намекая, что осуждённый в другой стране (России) мошенник не может рассчитывать на такую привелегию. Хватит с него того, что благодаря содействию французской правоохранительной системы, он всё ещё не выдан российским властям.

Судебно-правовая часть истории изложена выше и вполне понятна, она лишний раз подчеркивает в лучшем случае беспомощность и непрофессионализм, а в худшем — коррумпированность, сотрудников этой «индустрии» в России. Мораль же ещё более неутешительна для граждан РФ. Нам не устают напоминать про «печально знаменитые 90-е». Но даже тогда подобная история была бы невозможной — по понятиям или по закону, но битва откровенно отмороженного мошенника и «честного компресса» была бы решена в пользу последнего. 2010-е с переходом в 2020-е оказались гораздо хуже. 25-30 лет назад обычный российский гражданин мог искать правды и защиты или у воров или у ментов. Но сейчас всё смешалось «в семье Облонских» — образовалась твердо сплавленная между собой каста воров, мошенников и людей в мундирах. Кто не с ними — тот против них и пока что шансы не на стороне добра и чести.

Иголкин