Суд не убедило, как Магомедовы выбивали с шотландцев деньги



На процессе в Мещанском суде свидетели обвинения продолжают доказывать невиновность совладельцев группы компаний «Сумма».
13 мая истёк назначенный в ноябре Басманным судом срок содержания под стражей братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых, а также их четырёх соучастников, обвиняемых в хищении более 11 млрд. Но на свободу никто не вышел. На судебные заседания по рассмотрению уголовного дела всех фигурантов по-прежнему будут доставлять из тюремных камер: 29 апреля уже Мещанский суд Москвы продлил арест всех фигурантов уголовного дела до 13 августа.

В ходе судебного заседания, на котором рассматривалось ходатайство следствия о продлении ареста, гособвинение использовало такую правовую лексику, как будто приговор уже вынесен, а происходящее в зале судебных заседаний Мещанского суда Москвы — это всего лишь ритуал по легализации уже давно принятого решения. Прокурор напирал на то, что Магомедов и его подельники «организовали преступное сообщество», «совершили хищение». Хотя обстоятельства рассмотрения первого же эпизода, инкриминируемого Магомедовым, — хищения более 20 миллионов долларов со счетов « Объединенной зерновой компании» — невольно вызывают вопрос: а какое отношение к этому преступлению имеет Зиявудин Магомедов, если именно он инициировал аудиторскую проверку всех сомнительных сделок ОЗК после того, как принадлежащая ему группа «Сумма» приобрела 49% акций « Объединенной зерновой компании»? И когда похищенные деньги не удалось вернуть, именно по его поручению компания обратилась в следственный департамент МВД с заявлением о преступлении и предоставила все документы, уличающие виновных.

Эти обстоятельства подтверждены показаниями свидетелей обвинения, которых вызвали в Мещанский суд для доказательства преступных умыслов братьев Магомедовых и их подельников по эпизоду о хищении денег ОЗК.

По версии обвинения, в конце 2012 года ОЗК заключила контракт с зарегистрированной в шотландском Эдинбурге компанией Newbay Investments L.P. на поставку из Украины 400 тысяч тонн пшеницы, фуражного ячменя и кукурузы. В декабре 2012 года и феврале 2013 года ОЗК перечислила $20,25 млн на счета поставщика. Но шотландская компания обязательства не выполнила, а в 2017 году и вовсе была ликвидирована.

Допрошенный в ходе судебного процесса Андрей Глазков, в 2011–2016 годах работавший заместителем начальника правового управления ОЗК, подтвердил заключение контрактов с Newbay Investments L.P. и то, что шотландский партнёр свои обязательства перед ОЗК не выполнил.

Но Глазков рассказал суду и другие подробности. Так, в частности, Newbay Investments L.P. только по месту регистрации была шотландской, на деле же бенифициаром компании был гражданин Украины Сергей Ткаченко, российское представительство компании возглавлял поляк Валентин Сельвесюк.

— Сделка ОЗК с Newbay Investments L.P. де-факто была заключена для покрытия долгов по предыдущим сделкам, — рассказал суду бывший замначальника правового управления ОЗК.

Глазков пояснил, что Ткачев и Сельвесюк контролировали ещё несколько компаний, по которым ОЗК сделал стопроцентную предоплату, но так и не дождался поставки сельскохозяйственной продукции. Речь про такие компании, как Baltron AG (место регистрации — Базель, Швейцария), Tauris SA (Женева, Швейцария) и Conres Shipping AG (Женева, Швейцария).

Контракты с компаниями, которые контролировал гражданин Украины Сергей Ткачев, ОЗК заключала и в 2010, и в 2011 годах — то есть задолго до того, как группа «Сумма» приобрела крупный пакет акций « Объединенной зерновой компании».

Из показаний Андрея Глазкова следует, что именно после того, как «Сумма» стала акционером ОЗК, активизировались попытки вернуть деньги, перечисленные компании Newbay Investments L.P. А когда стало очевидно, что зарегистрированная в Шотландии фирма возвращать деньги не собирается, последовало обращение в правоохранительные органы. И произошло это ещё до того, как было возбуждено уголовное дело в отношении Зиявудина Магомедова и других фигурантов.

Анна Кравченко, представитель потерпевшей ОЗК, допрошенная в суде в качестве свидетеля обвинения, назвала и точную дату обращения с заявлением о преступлении. Это произошло 31 марта 2015 года. Напомню, Зиявутдин Магомедов был задержан 31 марта 2018 года и с тех пор содержится в «Лефортово». То есть ровно через три года после того, как сам инициировал возбуждение уголовного дела о хищении денег ОЗК.

Арам Гукасян, с 2009 года работавший заместителем гендиректора ОЗК, а в декабре 2013-го назначенный исполняющим обязанности руководителя компании и проработавший в этой должности практически весь 2014 год, тоже дал суду показания, что позиция Зиявудина Магомедова по возврату дебиторской задолженности была жесткой: возвращать.

Аналогичные показания дал суду и Юрий Карасев, занимавший должность заместителя генерального директора ОЗК по безопасности в те годы, когда компания вела тяжбы с Newbay Investments L.P., пытаясь вернуть деньги, перечисленные за поставку 400 тысяч тонн зерна.

То есть обстоятельства хищения более 20 миллионов долларов со счетов « Объединенной зерновой компании» суду уже известны. Но это никак не повлияло на решение о продлении ареста подсудимых до 13 августа.

Следующее судебное заседание по «делу Магомедовых» назначено на 24 мая.

«Новая» продолжает следить за процессом.


Источник: “https://acompromat.com/articles/sud_ne_ubedilo_kak_magomedovyi_vyibivali_s_shotlandtsev_dengi.html”