Немного о самодрессировке, или Как не трепетать перед экзаменом?




Немного о самодрессировке, или Как не трепетать перед экзаменом?

Экзамены – это жутчайший стресс. Или огромнейшее удовольствие. Кому как. И от чего это зависит? Позволю себе сказать, что от хорошей самодрессировки. Она, как и хорошая дрессировка, держится на частых наградах, похвалах, поощрениях.

Об этом сообщает Футляр от виолончели

В последнее время меня видели с этой славной книгой: «Английский язык с Кеннетом Грэхемом. Ветер в ивах» (К. Grahame. The Wind In The Willows). Причём внутри она довольно густо расцвечена маркером цвета окантовки обложки. О том, как гулять маркером по книгам этой серии, запоминая в день примерно полсотни фраз и выражений, расскажу в скором времени, а пока прошу обратить внимание на стиль общения с самим собой неравномерно уважаемого Жаба в шестой, восьмой, десятой главах. Чем больше глупостей он делает, тем восторженнее заявляет самому себе о своём уме, ловкости, непревздойдённом мастерстве жизни.

Читать смешно. Но это невыносимо глупое сплошное несчастье любят друзья и обходят стороной госпожа Апатия и сэр Уныние. Он и впрямь великолепен, этот Жаб. С таким небогатым умом все могло бы быть гораздо хуже, если бы не своевременное самопоощрение. А с хорошим интеллектом и вовсе бед не было бы.

Господин Жаб за каждую микроудачу вознаграждает себя сообщением о том, что он – великолепнейшее животное. Вполне адекватная самооценка. Получив за лошадь пять шиллингов, он заявляет, что продал её очень выгодно, у него карман звенит деньгами. И впрямь звенит. Каждый бряк мелочи напоминает о том, какой он удачливый торговец лошадьми, да и во всем остальном парень не промах. В новые авантюры он пускается с веселым азартом и выходит из них, по собственному мнению, победителем.

Представим себе, что мы так же ведём себя по отношению к экзаменам.

Слабоподготовленный студент может прямо по ходу экзамена создать теорию мирового значения, не запутавшись в избыточных данных. Вероятность, правда, невелика. Но она есть. И напрочь исчезает в том случае, если тот же студент не будет нацелен на создание своей теории прямо на экзамене. Взгляд профессора – отличный катализатор мозговых реакций, и этим надо пользоваться. Альтернатива – дрожь в коленках, сосание под ложечкой, предобморочное состояние, язва желудка, полный отказ памяти, подорванная репутация, вылет из учебного заведения за неуспеваемость.

Но самоуверенные идиоты страшно раздражают преподавателей. И потому студенты не решаются быть уверенными в себе. Но, во-первых, самоуверенность и уверенность – не одно и то же, различия даже не количественные, а качественные. И, во-вторых, можно ведь не быть идиотом. И слабоподготовленным можно не быть.

Уныние и апатия обрушиваются на школьника и студента задолго до страшащих экзаменов. И изгонять их в это время легко, они испаряются от слова «Молодец!», как от весеннего солнечного луча. Дальше будет труднее, даже летний полуденный зной общения с доброжелательным гением может не справиться с полугодовым оледенением слишком ответственного студента.

Большая дорога начинается с малого шага, большие успехи начинаются с поощрений за малое усилие. В последние дни августа открыл учебник и рассмотрел с интересом – это свидетельство недюжинного интеллекта. Первого сентября законспектировал лекцию и ни разу не отвлекся – умница! Второго сентября прочитал параграф и запомнил несколько фактов – распрекрасно! Написал свои комментарии, набросал несколько перспективных на свой взгляд идей – «Айда Пушкин, ай да с... сын!»

Что поощряется, то повторяется. Повторное открытие учебника не затянется надолго. И не будет той тяжелой для всех ситуации, когда на экзамене происходит открытие существования учебника.


Источник: “http://www.dvorec.ru/statia/page.php?s_IS=43563”