Лопнувший «Траст» отсудил у экс-акционеров $900 млн

Лопнувший «Траст» отсудил у экс-акционеров $900 млн


Илья Юров, Сергей Беляев и Николай Фетисов управляли банком «традиционным для России способом»

Высокий суд Лондона вынес в четверг решение, признав факт мошеннических действий со стороны бывших совладельцев рухнувшего в 2014 году банка «Траст» обязав их выплатить $900 млн долларов. Суд решил, что все они «нечестно управляли банком» и «предоставляли невозвратные кредиты» связанным компаниям, вводя ЦБ в заблуждение. По словам Нила Дули, партнёра юридической компании Steptoe & Johnson, выступающей в интересах банка, возвращение активов — следующий шаг.

«Несмотря на то, что у банка есть преимущество в виде судебных распоряжений о повсеместном замораживании активов ответчика, эти активы раскиданы по всему миру, и следующий этап — это возвращение активов в пользу российских вкладчиков и налогоплательщиков», — говорится в комментарии партнёра Steptoe & Johnson.

По данным РАПСИ, активы на 830 миллионов долларов оказались под арестом ещё в феврале 2016 года по решению судьи Леггатта в связи с иском, поданным банком «Траст» к бывшим собственникам Илье Юрову, Николаю Фетисову, Сергею Беляеву и их женам. Банкирам принадлежало 98% акций «Траста», когда в декабре 2014 года было объявлено о его санации. К оздоровлению банка было привлечено ОАО «Открытие Холдинг». Как следует из материалов лондонского суда, с которыми ознакомилось РАПСИ, активы бывших совладельцев проблемного банка были арестованы, в том числе благодаря показаниям Дмитрия Попкова, члена правления и замгендиректора «Открытие холдинга», вошедшего в наблюдательный совет «Траста».

Юров, Фетисов и Беляев подозревались в выведении денег из банка за счёт выдачи кредитов подконтрольным им офшорным компаниям. Соответственно, деньги в виде займов, по утверждению представителей «Траста», через подставные фирмы переводились на персональные счета при участии некоего Бенедикта Уорсли (Benedict Worsley), с которым в ноябре 2015 года было заключено соглашение об урегулировании претензий и который оказывал содействие российскому банку.

По свидетельству Уорсли, операции цепочки офшорных компаний, которые он администрировал, контролировались бывшими владельцами «Траста», в частности, Юровым, и существенные суммы денег якобы переводились на их личные счета.

«[Лондонский] суд подтвердил, что г-н Юров, г-н Беляев и г-н Фетисов действовали обманным путём на протяжении 10 лет с тем, чтобы скрыть реальное финансовое состояние банка, при этом обманывая регулирующие органы и общественность», — отметил Нил Дули.

Юров кредиты офшорам на выплату процентов по старым кредитам не отрицал, но и преступлением не считал: по его словам, это распространенный в России тип «управления балансом». Английский судья не согласился: он назвал Юрова «нечестным и лживым свидетелем, что отражает и его подход к деловым отношениям, в том числе к “Трасту”».

Жены банкиров не участвовали в банковских процессах, однако на их имена записаны активы, на которые можно наложить арест, — как утверждал представитель «Траста» в 2017 году, сразу после возникновения проблем владельцы банка перевели их на членов семьи.

В 2016 году Высокий суд Лондона установил, что проблемы банка начались с кризисом 2008 года: офшоры собственников не смогли расплатиться по кредитам, что поставило под вопрос его финансовую устойчивость. Банк стал выделять кредиты кипрской офшорной компании, которая по запутанной схеме возвращала их в «Траст» для обслуживания долга компаний (так называемая «кольцевая схема»). Это позволило банку продержаться на плаву несколько лет. Однако американские санкции, падение цен на нефть и убытки по кредитам привели к тому, что в 2014 году банку нужно было около $30 млн только на обслуживание плохих долгов. Акционеры думали продать банк, в том числе «Роснефти», но не знали, что делать с офшорной схемой, и отказались от этой идеи. Банк перешел под контроль ЦБ, пишет The Bell.

Тогда же Юров переехал в Великобританию и в России больше не появлялся: здесь против него заведено уголовное дело по ч. 4 ст. 160 УК (присвоение или растрата с использованием служебного положения в особо крупном размере, до 10 лет тюрьмы). Один раз он прилетел в Киев, был задержан в аэропорту, но вскоре отпущен. Фетисов тоже проживает в Великобритании, Беляев уехал в США.

Санация банка «Траст» обошлась государству, то есть российским налогоплательщикам, примерно в рекордные 127 млрд рублей. В апреле 2015 года в связи с несостоятельностью банка в России было возбуждено уголовное дело по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. Санация «Траста» (в составе ФК «Открытие») стала крупнейшей в истории российской банковской системы и первой проведенной только ЦБ (через Фонд консолидации банковского сектора), без АСВ и инвесторов. Схема с АСВ оказалась коррупционной: в прошлом году мы узнали, что в течение 15 лет чиновники зарабатывали на ней в связке с сотрудниками ФСБ.

Всю сумму «Траст» вернуть не надеется, но считает, что крупные активы у экс-владельцев есть. Банк указывает на десятки миллионов долларов на счетах и дорогую недвижимость, среди которой «фамильный замок Юровых» — Oxney Court XVI века в графстве Кент, купленный за четыре с лишним миллиона фунтов. О миллиардном состоянии Юрова говорит и его партнёр британец Бенедикт Уорсли, который и помогал реализовывать офшорную схему, сдал партнёра в обмен на гарантии непреследования.

Об этом сообщает http://finance-sp.com



Источник: “https://biography.t30p.ru/post/Lopnuvshii-Trast-otsudil-u-eks-akcionerov-900-mln.aspx”