Н.Омаров (политолог)



КИРГИЗСТАН НАПОЛОВИНУ СТАЛ КОЛОНИЕЙ

Считает политолог Нур Омаров. Но у нас еще есть шанс отстоять свою независимость, если изучить опыт других стран. Об этом новый учебник Омарова "Международные отношения в эпоху глобального развития", где нашей стране посвящен целый раздел: "Киргизстан в глобальном пространстве".

Корр. - И каково же, - спрашиваем, - место Киргизстана в этом самом пространстве?

Н.О.- Наша страна, как и некоторые страны бывшего СССР , оказалась на задворках большого мира, - напоминает политолог. - И для того, чтобы хоть немного придвинуться к центру мировой политики, необходимы собственные усилия и время. Многое зависит от внутриполитической ситуации. Те же аксыйские события нанесли сильный ущерб внешнеполитическому имиджу Киргизстана. При отсутствии сырьевых ресурсов демократический имидж служил единственной наживкой для привлечения западных инвестиций. А когда этот имидж начинает тускнеть, падает и интерес к Киргизстану.

Корр.- Но сейчас президент Акаев в Америке, возможно, ему удастся вновь привлечь интерес к стране…

Н.О.- За последний год произошла серьезная трансформация отношений между Киргизстаном и США, база военная разместилась в республике. И этот визит призван определить формат новых отношений. Вопрос в другом: как долго американцы пробудут в Киргизстане?

Корр.- Как вы думаете, присутствие американцев уменьшит экспансию Турции и Китая?

Н.О.- В свое время США рассматривали Турцию как средство вытеснения всего, что касалось советского влияния, и активно способствовали проведению протурецкой политики, чтобы возник и укрепился светский режим, а не такой, как в Иране. Американцы были заинтересованы во внедрении здесь турецкого капитала, образования. А так как отношения США и Турции сохранены в прежнем формате, то в ближайшее время турецкое влияние не закончится. Тем более Турция ведет политику объединения всех тюркских народов. Что касается Китая, то мы сталкиваемся с так называемыми этническими бойцами, они внедряются в местную среду, женятся, оседают здесь. Количество китайцев на территории Киргизстана, по некоторым данным, от 200 до 500 тысяч. Это проблема соседства с огромной страной с огромным населением, которое выплескивается и в Россию, и в Казахстан, и в Киргизстан. Пока у нас сохраняется благоприятный режим для них, эта ситуация останется.

Корр.- Значит, есть угроза, что Киргизстан попросту растворится в этих соседях?

Н.О.- Не думаю. Но нам необходимо сохранить свою государственность. А для этого нужны внутриполитическая стабильность и некая мобилизующая идея, которая объединила бы весь народ.

Корр.- А если не произойдет этого объединения, если мы по-прежнему будем делиться на север и юг, городских и сельских и т.д.?

Н.О.- Тогда ждет нас незавидная участь страны третьего мира, аутсайдера мирового развития, страны-колонии. Выражаясь международными терминами, мы превратимся из субъекта международного права в объект международного права. Не сможем участвовать в мировых процессах, станем объектом давления извне, причем давлением того, кто на данном этапе сильнее.

Корр.- А вы думаете, сейчас не так?

Н.О.- Зарубежные политологи давно говорят о том, что мы превратились в колонию. Но защищая наш суверенитет, можно поспорить на сей счет… Мы пока избегаем этой ситуации благодаря гибкой политике, которая предусматривает сотрудничество с самыми противоречивыми сторонами. Но эта ситуация одинакова для большинства стран СНГ, включая Россию. Она тоже периодически отступает, когда чувствует более сильное давление.

Корр.- И на сколько процентов мы превратились в колонию?

Н.О.- Процентов на 40. Главная проблема - зависимость от внешних финансовых инвестиций. Это является своего рода удавкой, которую можно затянуть, можно ослабить… И таким образом решить массу политических вопросов. Это и есть основной фактор превращения в колонию. Но есть и другой элемент, который Запад зачастую использует против стран бывшего соцлагеря, несмотря на то, что идеологическая война закончилась. Между Западом и Востоком есть разница в вопросе прав человека. И зачастую - это успешный козырь в противостоянии западных стран с Россией, Казахстаном, Узбекистаном и нашей страной. И часто Запад проводит политику двойных стандартов. В принципе они постоянно говорят о правах человека, но когда надо решить какой-то внешнеполитический вопрос в конкретной стране, об этих правах человека забывают. И этот элемент говорит о том, что наши страны используются в каких-то корыстных целях. Что и говорит о колониальности страны.

Корр.- Раз уж мы заговорили о колониях, чьей колонией лучше быть?

Н.О.- Ну, это уже из разряда страшилок. Конечно, лучше вообще не быть колонией, но попробуем проанализировать. Лучше дружить с супердержавами, например, такими, как Россия или США. Турция нам ближе по языку и религии, чем Китай. Но оставаясь долгое время в Европе на ролях младшего брата, Турция с удовольствием нашла себе меньшего, чем сама, брата в лице Киргизстана. Поэтому за счет нас она попытается избавиться от своего комплекса.

Корр.- По-моему, ничего нет хуже закомплексованного деспота… Все политические мытарства Кигизстана напоминают мне разборчивую невесту. А вдруг мы так долго будем лавировать между потенциальными партнерами, что и состаримся, вернее, потеряем свою привлекательность.

Н.О.- Нет, Киргизстан не потеряет своей привлекательности хотя бы из-за своего стратегического положения, где сосредоточены интересы супердержав США, России и Китая. Но и только на это уповать не стоит. Стране пора расстаться с подростковыми комплексами и начать нормальную жизнь, - заключает политолог.

И я с ним полностью согласна. Пора уж повзрослеть и жить самостоятельной жизнью. Если, конечно, хотим сохранить свою самобытность.

Интервью вела
Лейла САРАЛАЕВА
№28 за 25.09.2002