Несостоявшаяся сверхдержавность. Или мешать влиянию США, или взять максимум денег за поддержку



Дмитрий Косырев

То, что Америка в этом году, кажется, упускает, а в следующем и окончательно может упустить шанс добиться вожделенного статуса единственной сверхдержавы - немаловажное событие 2002 года и однозначной оценке не поддающееся.

Вроде бы, ясно, что сильнее американцев зверя нет. Доля США в мировой экономике превысила 31 проц, то есть она больше объединенной Европы и Японии вместе взятых. Военный бюджет США на 2003 год превышает суммарный военный бюджет 15 крупнейших стран мира.

Более того, если при президенте Клинтоне Америка всего этого еще как бы не осознавала, то при Буше в политических кругах США идет дискуссия на тему того, как именно должно осуществляться господство Америки над миром. Слово "империя" стало чрезвычайно популярным в академических и популярных изданиях.

Но чем больше Америка осознает свою силу, тем больше ее в мире не любят - настолько, что администрация решила потратить немалые деньги на пропаганду, создание позитивного образа США за рубежом. Это не новость - наверное, уже всем читателям знакомы широко обсуждавшиеся у нас результаты опроса 38 тысяч человек в 44 странах, который провел "Нью ресерч сентер", США. Рейтинг Америки, как показал опрос, упал за последнее время в 19 странах при том, что во многих он и раньше был очень низок. Среди таких "потерянных" для Вашингтона государств - Германия, Турция, Пакистан, Индонезия и другие. Единственное место, где число положительно воспринимающих США выросло - это... Россия.

Главный повод для недовольства - именно распространение политического, военного влияния США по всему миру, а в том, что касается технических или культурных достижений Америки, никакого отторжения нет.

И это не просто чувства населения, с их спадами и подъемами. Посмотрите, как формировалась в последние месяцы коалиция для войны против Ирака: подкупом и угрозами. Турции (кажется, последний по времени из примеров) было обещано спасение от экономического кризиса, помощь при вступлении в ЕС и многое другое. Помнится, Пакистан как союзник в войне против талибов в Афганистане обошелся Америке дешевле.

А чего стоят сообщения газет Испании или Италии о том, как правящие круги этих стран взвешивали, во сколько обойдется "нет" Вашингтону. Оказалось, что будет дороговато - поэтому был принят "гибкий курс". А именно, сказать такое "да" или "нет", чтобы оставить себе свободу рук до конца.

Теперь некоторые личные наблюдения автора этих строк. В течение последних месяцев - как раз когда разговоры о войне с Ираком начались всерьез - мне пришлось говорить с внешнеполитическими экспертами и дипломатами из нескольких десятков стран (это было на международных мероприятиях типа Генассамблеи ООН, форума АТЭС и других). И никто - ни один из моих собеседников - ни на секунду не допускал, что Ирак действительно вдруг начал угрожать Америке и человечеству. Для всех было ясно, что идет предельно циничная игра Америки, главный смысл которой проверка боем системы международных отношений: позволит ли она Вашингтону творить абсолютно что угодно или нет.

Соответственно, все мои собеседники - в том числе незаметно сами для себя - явно исходили из того, что интерес их государств состоит в том, чтобы помешать росту влияния США. Нет, не вредить Америке, не играть на ее поражение, а лишь сдерживать намечающееся американское всесилие. Или, по крайней мере, брать как можно большие деньги за поддержку, оказываемую Вашингтону. Так настроены люди, причастные к принятию решений, в том числе и в близких, исторически союзных США странах.

Но жадность и страх - не лучший цемент для строительства империй или коалиций. Никуда не годится такая коалиция, где участники ее тайно мечтают о поражении или ослаблении своего лидера, и никуда не годится такой лидер, для которого главная цель войны не свержение режима Саддама Хусейна и даже не установление контроля за нефтяными рынками, а вот именно то, что сейчас происходит - демонстрация своим союзникам их слабости.

Все это вместе означает, что "единственной сверхдержавы" из США пока не получается, потому что у США нет самого главного для сверхдержавности, а именно идейной, моральной привлекательности своего лидерства.

Мысль эта принадлежит бывшему премьеру российского правительства Евгению Примакову, сформулировавшему ее в недавнем выступлении на презентации его новой книги "Мир после 11 сентября". Примаков напоминает, что обе сверхдержавы времен холодной войны - США и СССР - завоевывали искренних и преданных сторонников как среди людей, так и государств не только деньгами и ракетами, а и тем, что олицетворяли собой определенную идею.

И не обязательно коммунистическую и либеральную: в каком-то смысле СССР выигрывал на том, что просто не был Америкой, и наоборот. Две сверхдержавы в мире создавали возможность выбора, в том числе в дипломатии. И многим, наверное, приходилось в 90-е годы слышать от представителей третьего мира откровения на тему о том, как хорошо было при двух сверхдержавах - можно было вызывать ревность у одной с помощью заигрывания с другой.

В любом случае мировой лидер /и любой лидер вообще/ должен быть хоть в какой-то степени морально привлекательным, правым. Это хорошо знает прежняя империя, Великобритания, с ее цивилизаторской миссией в колониях. Известную долю уважения она за эту миссию получает и сейчас.

США, пытаясь показать всем свою физическую способность действовать на мировой арене без оглядки на прочие столицы, этим уважения лишились. А значит, лишились и морального права быть сверхдержавой и мировым лидером. Если война с Ираком все-таки начнется, и приведет к жертвам среди мирного населения, то картина будет завершена. Погибших среди гражданского населения в Афганистане Америке молча простили из-за жертв 11 сентября: тогда борьба, пусть даже - месть, была справедливой. Второй раз могут и не простить.

Но как же относиться к этой не получающейся сверхдержавности? Как к торжеству идеи многополярности мировой политической системы, за которую выступает - явно или тайно - практически каждое из 191 государства-члена ООН?

Но любые идеи, концепции мироустройства, как известно, не самоцель. Многополярность есть синоним надежности и справедливости принятия решений, касающихся всего мира. Она, например, нужна для того, чтобы решать мировые проблемы - голод, болезни, неразвитость экономик, несправедливость финансовой системы и так далее - так, чтобы в мире не было обойденных, не создавалось очагов отчаяния и ненависти. То есть будущих источников в том числе и терроризма.

Но такая система тоже пока не сложилась. Она только формируется в "мире после 11 сентября", и не стоит ожидать, что процессу этому будет помогать Америка, завороженная своей мощью и не знающая пока границ этой мощи.