Письмо Ю.Серебрянник в ОБСЕ. Моего мужа - осужденного в Туркмении Кяризова



ОБРАЩЕНИЕ СУПРУГИ ОСУЖДЕННОГО ГЕЛЬДЫ КЯРИЗОВА К ПОСЛУ ОБСЕ В АШХАБАДЕ

Комментарий "Гундогар": 18 июня 2002 года письмо передано в офис ОБСЕ в Ашхабаде, копии разосланы в дипломатические миссии разных стран, аккредитованных в Туркменистане.

---

Послу, Главе Центра ОБСЕ в Ашхабаде
Параскиве Бадеску

Уважаемая госпожа Бадеску!

Прошу Вас оказать содействие в деле моего мужа Кяризова Гельды Курбангельдыевича. Его арестовали без санкции прокурора, без предъявления обвинения и держали без адвоката в течение 2-х недель. В день ареста мужа сотрудники КНБ вторглись в частные владения нашего хозяйства без представителей фирмы, не предъявляя официальных документов, было описано все имущество фирмы ["Ахал Юрт"], и на все был наложен арест. Все документы были насильно изъяты из дома без описи. Моей семье и мне постоянно угрожали лишением жизни, свободы, работы меня и моих близких, а также ухудшением условий нахождения в камере моего мужа. Сотрудники КНБ заявляли это официально.

Во время нахождения моего мужа в КНБ на него постоянно оказывалось психологическое давление. Первый вопрос, который ему задал Председатель КНБ М, Назаров, был про Б. Шихмурадова. В 1-й день сотрудники КНБ стали заставлять его сделать признание. Он должен был сказать, что он украл 58 лошадей, машины и 53 миллиона манат и подтвердить все это выступлением на телевидении. Мой муж отказался. Сотрудники КНБ сказали ему, что признание он сделает, хочет он того или нет. К нему в камеру посадили человека, которого пытали электрическим током. У этого человека в течении нескольких дней шла кровь из ушей и горла. Утром пришел Председатель КНБ Назаров и спросил моего мужа, не перемени ли он своего решения. После всего увиденного мой муж согласился на признание, так как понял безнадежность своего положения: либо пытки, либо признание. Сотрудники КНБ заставляли людей давать ложные показания против моего мужа, применяя к ним физическое насилие. На суде эти люди отказались от своих ложных показаний и рассказали о том физическом насилии, которое к ним применялось.

В результате оказанного на него давления у моего мужа случился инфаркт миокарда. Из-за невыносимых условий содержания в камере КНБ у него развилось двустороннее воспаление легких. За время пребывания в камере КНБ мой муж потерял 30 килограмм веса. Во время суда он был тяжело болен и не мог должным образом защищать себя.

По первоначальному обвинению мой муж обвинялся в хищении государственного имущества. О превышении должностных полномочий и халатности речь не шла. На суде мой муж отказался от признания, которое он сделал, находясь под психическим давлением сотрудников КНБ. Суд признал, что хищения лошадей и денег не было. Но мужа приговорили к 6 годам лишения свободы за халатность и превышение должностных полномочий. Конфискованное поголовье [лошадей], машины, а также 53 миллиона манат [частной фирме Г. Кяризова "Ахал Юрт"] должны вернуть.

В результате этих событий у него [Г. Кяризова] развился гипертонический криз, который осложнился левосторонним парезом. В настоящее время мой муж находится в тюремной больнице. В его состоянии улучшений не наблюдается. Психологически его внутреннее состояние соответствует тому стрессу, который он перенес и который сохраняется по сей день. Обстановка, в которой он [Г. Кяризов] находится, сама мысль о том, что можно находится в тюремном заключении будучи невиновным, приводит его к полному упадку физических и моральных сил. До этого события он был абсолютно здоровым человеком. Сейчас его превратили в инвалида, которому необходимо лечение не в тюремных условиях.

Прошу Вас разобраться в этом деле, донести до президента [С. Ниязова], что он [Г. Кяризов] честно служил своему государству. Его работа внесла большой вклад в развитие ахалтекинского коннозаводства всего мира.

С уважением,

Юлия Серебрянник (Кяризова)

18 июля 2002 года