Преемника из Семьи казахи не стерпят *



В Казахстане возможна дестабилизация при транзите власти, если в качестве преемника Назарбаева будет выдвинута кандидатура кого-то из членов семьи елбасы или его ближнего окружения. По мнению политолога Толганай Умбеталиевой, общество вряд ли стерпит транзит по семейному сценарию.  

Напомним, что 28 марта 2018 года в Астане состоялся  IV съезд движения «Жас Отан», молодежного крыла политической партии «Нур Отан». До этого ее лидер, бессменный президент РК Нурсултан Назарбаев кардинально обновил руководство партии. Новый первый зампредседателя «Нур Отана» Маулен Ашимбаев с первых дней демонстрирует аномальную для Казахстана открытость, публичность, творческий подход и мы бы даже сказали, прогрессивность, как во внутрипартийной работе, так и политической активности.

По нашей оценке (kz.expert), это связано с тем, что в республике де-факто начался новый политический цикл, связанный с предстоящими в 2020 году очередными президентскими выборами и тесно связанной с ними проблемой транзита верховной власти в стране от «лидера нации» к его преемнику.

Подробно эту тему мы уже обсудили с казахстанским политологом Андреем Чеботаревым – читайте его интервью «К власти придет группа преемников», и с публицистом Сергеем Дувановым – читайте его интервью «У Назарбаева нет преемников».

Те же самые вопросы мы задали и генеральному директору Центральноазиатского фонда развития демократии, кандидату политических наук Толганай Умбеталиевой, у которой свой собственный взгляд на возможное развитие событий в Казахстане в ходе транзита власти.

К власти придет группа преемников?KazakhSTAN 2.0 - 03.05.2018

К власти придет группа преемников?

- Толганай, согласны ли Вы с нашим предположением о том, что политическая активность функционеров партии власти может быть связана с началом нового политического цикла?

- Думаю, что эта активность связана, в первую очередь, с активизацией оппонентов как внутри страны, так и во вне. Внешний фактор, скорее, даже имеет более важное значение. Хотя сама открытость господина Ашимбаева у меня лично не вызывает удивления. Он в начале 2000-х годов, став самым молодым руководителем КИСИ при Президенте РК, был открыт для СМИ в отличие от предыдущих директоров. Возможно, учитывая эту черту, выбор был остановлен на нем, когда решался вопрос кандидатуры на пост зампредседателя партии.

Ранее партия вела недобросовестную конкуренцию со своими оппонентами, полагаясь только на административный ресурс. Сегодня, видимо, государство само заинтересовано в изменении той тупиковой ситуации, которую создала предыдущая команда. Ведь в ней не было возможности для политической деятельности и самой партии «Нур Отан». Теперь ситуация меняется и государство, со своей стороны, также пытается в нее вмешаться и направить эти изменения в необходимое ему русло или выступить автором этих изменений.

Конечно, фактор транзита имеет колоссальное значение, но я бы не стала руководствоваться только им. Вне зависимости от транзита, который рано или поздно произойдет, политическую систему следует реформировать. Мы привыкли, что все зависит от политического руководства, но процессы последних пяти лет показывают, что общество может внести свою лепту. Не только президент и его команда могут принимать решения и стать инициаторами изменений, другие акторы тоже - на своем уровне.

- Возможна ли в стране перестройка по горбачевскому или хотя бы мирзиеевскому варианту после транзита власти, или преемник попытается/будет вынужден пытаться сохранить нынешние правила игры?

- Безусловно, новый политический лидер столкнется с такой ситуацией, когда его будут сравнивать и оценивать с предыдущим лидером. Важный вопрос в данном случае – как отреагировать. Можно действовать в рамках навязываемых правил, тогда новому лидеру придется все время доказывать, что он другой или лучше. Но можно и по-другому: руководствуясь совершенно другими правилами и предложить эти правила.

В первую очередь, на мой взгляд, не стоит включаться в навязываемую «традиционную» конкуренцию. В противном случае начнется борьба с именем прошлого лидера, и все решения нового руководителя будут ориентированы на то, чтобы сделать все по-другому, но не так, как нужно стране. Самой слабой позицией будет именно такая позиция. Ведь людям всегда нужны «зрелища», а при конкуренции с именем прежнего лидера все изменения могут превратиться в зрелище, в фарс.

Новый лидер, прежде всего, должен ориентироваться не на то, что от него ожидают или навязывают, а на то, что он как лидер страны должен решить: какие проблемы стоят перед обществом, перед страной  внутри и как международного актора? Важно также, как он будет принимать эти решения: с учетом ли мнения политических акторов, субъектов гражданского общества и общества в целом? Каков будет уровень прозрачности принимаемых решений? Или же он будет ориентироваться на свои личные интересы: стать «круче» предыдущего лидера или стать «другим»?

Новому лидеру важно определиться в этих вопросах. Ведь при любом раскладе изменений не избежать, но, на мой взгляд, важны лишь те изменения, которые будут построены на новых правилах и принципах, направлены на дальнейшее развитие политической, экономической, социальной системы Казахстана, а не на борьбу с именем первого президента.

- Допускаете ли вы возможность дестабилизации в стране в момент транзита или в период президентских выборов?

- Дестабилизация возможна при определенных условиях, например, если будет выдвинута кандидатура из членов Семьи или из ее близкого круга. Общество вряд ли это потерпит.

- А может случиться так, что президентские выборы в Казахстане снова будут проведены досрочно, скажем, не в 2020 году, а 2019 году? Например, чтобы обеспечить на них победу некоего кандидата, которого выдвинет сам Нурсултан Назарбаев, но против которого выступят достаточно влиятельные силы в его окружения?

- Выборы у нас практически всегда досрочные, так что все возможно и в этот раз. С точки зрения государства, так называемые «неожиданные» выборы дают некие преимущества. Правда, мне непонятно, в чем они, если в нашей стране при любом раскладе выигрывают те, кто должен. Какую роль играет эффект «неожиданности»? Пока процесс подсчета голосов непрозрачен, результат любых «досрочных» или не досрочных выборов известен заранее. Возможно, при транзите и попытаются поиграть в демократию, но результат будет таким, каким его запланировали организаторы.

- В экономике Казахстана происходят серьезные изменения – идет приватизация крупных государственных активов и параллельно в разных секторах появляются частные монополисты или полумонополисты. По нашему мнению, это результат того, что некие влиятельные группы в преддверии транзита усиливают свои бизнес-позиции. Вы согласны с этим? Если да, то к чему это приведет в будущем?

- В такой закрытой политической системе, какой является Казахстан, различные приобретения собственности могут иметь временный характер. Любые сделки можно отменить или изменить. В демократических политических системах, где есть закон и прозрачность, такие изменения в сфере собственности имели бы значение. В нашей системе, когда решения принимаются кулуарно, это несущественно. Всем участникам понятно, что транзит может наступить в любой момент, и, соответственно, в любой момент может начаться передел собственности, поэтому они просто пользуются возможностью заполучить какой-то ресурс и получить с него дивиденды.

- Многие говорят о достаточно сильной активизации интернет-сообщества, которое в социальных сетях и мессенджерах все энергичнее реагирует как на казахстанские, так и на российские резонансные события. С чем это связано и будет ли влиять эта виртуальная активность на будущие выборы, транзит власти, внутриполитическую стабильность?

- Я вижу активность людей и их влияние через соцсети только на те вопросы, в которых власть выступает «третьей» инстанцией. То есть власть реагирует ситуативно, системной реакции нет, нет обсуждения, как мы можем в целом поменять правила игры в системе, чтобы такие ситуации не происходили. Мы все решаем ситуативно.

С одной стороны, эта активность демонстрирует наличие высокого запроса на гражданскую солидарность среди населения, и руководство страны пытается не допустить превращения ее в гражданскую или политическую протестность, реагируя быстро.

С другой стороны, самому активному обществу следует направить формирующуюся гражданскую солидарность в конструктивное русло, ведь важно не только наказать виновников, но и решать системно проблемы. Если такое происходит, значит внутри системы определенные функции и нормы не работают, и необходимо выходить на более высокий уровень обсуждения и решения проблемы.

Думаю, что развитие гражданской активности и солидарности позитивно повлияют в перспективе и на политическую активность, ведь оппозиционная деятельность – это не только протестная деятельность. Если гражданская активность поменяет взгляд на содержание понятия политической активности, то это станет определенным шагом в сторону демократии. Ведь мы тогда сможем конструктивно обсуждать и затем решать политические вопросы. Поэтому в этой активности вижу много плюсов.

- Спасибо за интервью.